ФЭНДОМ



Бурзумхейм обычно именуется Империей, хотя на самом деле правитель носит титул короля и императором был провозглашен только Гарм в ходе Войн Хаоса. Впрочем, именование империей имеет свои основания - это самое могущественное королевство на севере континента, в военном отношении и по территории превосходящее «формальную» Триединую Империю. Кроме того, в нем никогда не прерывалась королевская династия.

ИсторияПравить

В настоящее время Бурзумхейм явлется старейшим из всех существующих государств не считая находящегося в полном упадке Ултара .

Основание Бурзумхейма овеяно легендами, из которых довольно сложно вычленить историческую правду. Известно, что около трех тысяч лет назад, когда климат был мягче и очертания материка были иными, на месте Бурзумхейма существовало государство Полярис. После разрушения Поляриса центр цивилизации населявших его людей перенесся на острова Утгарда. Так возник Старый Бурзумхейм . К тому времени варвары, что остались в Полярной Империи во многом переняли обычаи прежних ее владык, а знать племен смешалась с уцелевшими полярианцами, положив начало новой расе – тех, кто стал именовать себя Бурзумхеймцами. Потомки тринадцати вождей во главе с Эйсвормом породнившиеся с полярианской знатью, со временем превратились тринадцать баронских семейств, властвующих на островах. Остальная знать островов считается их вассалами. Главы старых кланов образуют и так называемый Внутренний Круг .

Постепенно они покорили все местные племена (части из них повезло и они влились в новую нацию, а часть так и остались на положении полурабов). Начало Новому Бурзумхейму было положено, когда островитяне начали вторжение на материк. Разгромив в ужасной трехдневной битвы объединенные силы местных племен (родственных населению Унтамолы , Биармии и Гардарики ) они начали шаг за шагом захватывать их земли.

Несмотря на малочисленность захватчиков (относительно местного населения) благодаря прекрасной организации военного дела и беспощадности они в короткое время (на протяжении жизни одного поколения) подчинили своей власти огромные территории.

В результате была создана огромная империя, распространившая свои владения почти до самого Багряного моря . Народы, не покорившиеся жестокому завоевателю, были оттеснены на запад и восток где, закрепившись, начали создавать свои первые государства.

К тому времени у бурзумхеймцев уже были короли, знать и жречество, тесно переплетенные между собой (самые выдающиеся военачальники были одновременно и жрецами и магами), представлявшие собой по сути лишь младшие ветви древних баронских родов. Поскольку все они вели свою родословную от Поляриса, у них четко сложилась идея своего превосходства надо всеми народами мира.

Государственный строй.Править

В Бурзумхейме есть еще несколько городов, но они не могут сравниться с Варгатроном. Власть короля теоретически абсолютна, но в реальности он вынужден считаться с мнением верхушки знати. В Бурзумхейме эта традиция оформлена – официально существует Совет Тридцати – совещательный орган при короле, состоящий из представителей самых могущественных и древних родов страны. В него, в частности входят и все тринадцать предводителей Внутреннего круга на островах.

Впрочем, Совет этот собирается только в экстренных случаях.

Спецификой сложившегося государства стало то, что победители так и не смешались с побежденными. Конечно, часть знати покоренных племен слилась с бурзумхеймской, но большой роли это смешение не играло. Бурзумхеймцы откровенно презирали все прочие нации, делая некоторое исключение лишь для мидгардцев (в память о прежнем единстве, родстве языка и старых богов) и то не слишком часто. Покоренные народы сгонялись на строительство огромных крепостей и величественных храмов, беспощадно обирались, несли множество повинностей, в том числе и «налог кровью» - то есть воевать на стороне своих господ. Все попытки бунтов подавлялись с ужасающей жестокостью. Хотя с годами для жестокость гнета несколько снизилась (все таки трудно в течение столетий хоть сколько то не сродниться со своими подданными) , страна так и продолжала оставаться разъединенной. По одну сторону – белокурая «нация господ», потомки северных варваров и полярианцев, по другую – все прочие, находящиеся на положении полурабов. Себе бурзумхеймцы оставили только военное дело, управление, религию и искусство. Конечно, среди бурзумхеймцев выделяется своя знать и свои простолюдины, но эти простолюдины как правило – потомственные воины, живущие в замках своих господ. Заниматься сельским хозяйством им запрещено, торговлей не запрещено, но это занятие презирается. Оттого в стране довольно богачей из бесправных покоренных народов, которым гордые владыки севера должны. Они конечно сплошь и рядом нарушают долговые обязательство, но все-таки некоторые больше и верны своему слову, чем предрассудкам. Из ремесел «князья Севера» не брезгуют только оружейным и ювелирным делом, все прочее возлагая на покоренные народы.

Оберегая чистоту своей крови бурзумхеймцы запретили браки с инородцами, и если кто-то из них заключает брак с женщиной иной нации, то его просто изгоняют. Небольшое исключение делается для браков знати, и то не слишком часто, потому что у Бурзумхейма практически нет союзников, с которыми надо заключать династические браки. Что бы поддерживать с себе беспощадное отношение к покоренным, а в тех – страх, они периодически устраивают откровенный террор против податного населения. В юности знатным бурзумхеймцам и их воинам почти вменяется в обязанность устраивать бессмысленные набеги на селения, в ходе которого убить подданного не возбраняется. Вообще за убийство даже богатого представителя податного населения, бурзумхеймцу ничего не будет. Выглядит жизнь так. Бурзумхеймцы живут в замках – как правило, кроме самого господина с ним проживает около полусотни воинов, со своими семьями и домашние слуги, а подвластные ему поселения обеспечивают всю жизнь замка, жители которого не производят почти ничего. Кроме того в сельской местности разбросаны небольшие поселения бурзумхеймцев-простолюдинов, но и они изолированы от податного населения. Они могут заниматься ремеслами, но основной их задачей остается воинская служба, а проживание им обеспечивает сбор дани. В самых больших замках может проживать до пяти сотен человек. Так же множество бурзумхеймцев живет в городах, где они опять же почти ничего не производят, а живут за счет казны. Такой паразитический образ жизни не привел, однако, к вырождению, потому что главная обязанность любого бурзумхеймца – военная служба. Так же некоторое число их исполняют роль администрации.

Помимо постоянной обороны границ, поддержания внутреннего порядка (подавление возможных мятежей и тп.), войсками Бурзумхейма нередко предпринимаются и набеги на соседние страны для захвата рабов. Помимо урожденных сервов, которые все-таки обладают какими-то крайне зыбкими правами (у них есть хотя бы община) в Бурзумхейме много настоящих рабов, которых захватывают или покупают у своих условных союзников. Участь этих рабов ужасна. Помимо самых тяжелых, быстро убивающих работ вроде рудников, их часто используют для развлечения – травят зверями, например. Так же рабов (как правило, старых, больных, уже не способных работать) приносят в жертву. Бурзумхейм единственная страна на севере где сохранились рабство в классическом виде и человеческие жертвоприношения. Сами бурзумхеймцы начинают с раннего детства заниматься воинской подготовкой и почти каждому удается применить навыки в деле. Несмотря на теоретически абсолютную власть короля в стране нередки баронские усобицы - особенно часто это происходит на островах. Практически раз в поколение происходит и большая война.


Столица Бурзумхейма – Варгатрон, расположена в географическом «сердце» страны. Название свое она получила по имени короля Варга, который командовал бурзумхеймцами во время исторической битвы, начавшей вторжение. Варг умер от ран, полученных в том сражении через несколько недель и на месте его смерти был основан город, получивший его имя. В честь павшего героя бурзумхеймцы тогда принесли огромные жертвы – в частности обезглавили всех знатных пленников . Варг невероятно почитаем в Бурзумхейме и в знак почтения к нему запрещено называть его именем кого либо кроме членов королевской семьи. Город очень велик, как крепость практически неприступен, и отличается величественной архитектурой.


Во избежание «повреждения нравов» Бурзумхейм закрыт для иностранцев – все торговые дела ведутся через пограничные крепости. Несмотря на свою воинственность Бурзумхейм вынужден поддерживать дипломатические отношения с соседями и в Варгатроне расположены все посольства. Только особо важный гость может удостоится приема у самого короля.

Бурзумхеймцы в силу специфики своего государственного устройства и религиозной жизни отличаются жестокостью, которую нарочно культивируют – например, регулярно устраивая кровавые гладиаторские бои и травли зверями. Причем не только в Варгатроне но и в меньших городах. Любой барон считает делом престижа устроить такое кровожадное представление хотя бы раз год. Для этого тоже нужны рабы - причем непременно сильные молодые мужчины.

Внешняя политика.Править

В теории у Бурзумхейма нет союзников, потому что он рассматривает все страны как будущие провинции, которые когда-нибудь окажутся в его власти. Но поскольку реальность суровее этой доктрины и полвека назад унгрийцы сами чуть не взяли Варгатрон, приходится участвовать в «реальной политике». К Бурзумхейму склоняются Тейчтум, Трудхейм и может с натяжкой именоваться союзником Унтамола – расположенное на крайнем востоке молодое государство, многое позаимствовавшее из бурзумхеймских обычаев в области военного дела, системы управления. Когда-то эти земли были полностью подконтрольны Бурзумхейму, но после тянувшейся много лет войны освободились и стали самостоятельным государством. Как и водится, в ходе войны Унтамола переняла многие черты врага, и теперь уже в качестве союзника помогает Бурзумхему в его агрессии против прочих соседей. Самыми непримиримыми врагами страны Бурзумхейма является Унгрия, Гардарика и Биармия. Так же объектом посягательств Бурзумхейма остаются многочисленные города-государства расположенные к востоку от Унгрии, которые в большинстве своем зависимы от унгрийцев. Если бы не унгрийское вмешательство, эти земли давно бы уже принадлежали Бурзумхейму. С Империей у Бурзумхейма отношения «напряженного нейтралитета», в прошлом эти державы не раз сходились на поле битвы и всякий раз дело заканчивалось ничем. Убедившись в невозможности одолеть друг друга, государства погрузились в пучину «малых войн», натравливая друг на друга своих сателлитов. В частности Империя поддержала безумную атаку унгрийцев, и если бы поддержка включала в себя не только деньги, но хотя бы несколько тысяч воинов, возможно унгрийцам удалось бы устроить не просто рейд, но именно разрушить могущество Бурзумхейма.

Жесткость общества, быстро и беспощадно расправляющегося с любым инакомыслием не способствуют появлению «диссидентов», но, конечно же, в пограничных странах (как правило, в Унгрии) можно найти некоторое количество изгнанников, отвергнувших обычаи и религию Бурзумхейма ради может быть столь же жестокой, но куда более «свободной», легкой в бытовом плане жизни юга. С другой стороны в мире немало людей поклоняющихся образу Великой Полярной Империи, и подчас они переходят от слов к делу, принимая веру Бурзумхейма и начинают служить ему.

Для этого Бурзумхейм, в частности способствует распространению культа Шуб-Ниггурат, Рогатого Бога, приверженцы которого обнаруживаются практически по всей северной части материка. Нередки и перебежчики из знатных родов Тейчтума, Трудхейма и Империи. Бурзумхейм их прикармливает, но влиться в бурзумхеймскую знать для них почти не реально. Так же можно найти приличное количество людей, лишенных особых моральных устоев, и готовых сотрудничать с Бурзумхеймом просто за деньги и обещания будущего возвышения.

Военное дело.Править

Элиту армии составляет рыцарская конница, в которой служат представители знатных родов. Богатство позволяет им приобретать прекрасное снаряжение и коней, а частые мелкие конфликты и регулярно проходящие жестокие турниры поддерживают воинское искусство, не давая знати превратиться в простых помещиков. Помимо этой элитной конницы Бурзумхейм располагает ничуть не уступающей ей в качестве пехотой в которой служат бурзумхеймцы простого звания. Они присоединяются к барону, на землях которого живут. Поскольку в мирное время они занимаются всевозможной полицейской службой и так же как и рыцаре-дворяне с детства регулярно тренируются (качеству подготовки не дают упасть всевозможные турниры), их боевые качества так же весьма высоки.


Кроме рыцарской конницы (которая все-таки отличается, как и везде до определенной степени вольностью нравов – рыцари это хозяева замков и своих коней и доспехов, соответственно и самомнение у них на уровне) и «баронской» же пехоты у короля есть большое количество воинов служащих непосредственно короне, и получающих за это жалование. В королевские рейтары берут, как правило, младших сыновей дворянских семей, которые не могут купить себе доспехи и служить как рыцари, а в пехоту набирают простолюдинов. Командование пехотой возложено на представителей королевской семьи, но у любого рядового латника есть возможность выслужиться хоть до маршала, это практически единственная возможность «сделать карьеру» в жестко иерархическом обществе. Королевской же конницей командует непосредственно король (конечно повседневное управление осуществляет доверенный офицер, но на войне король берет на себя командование).


Кроме того славу Бурзумхейма всегда защищали Белые Волки. В их рядах служат и простые рыцари и самая титулованная знать, настолько престижна служба в личной гвардии короля. Волков всего три сотни, но высочайший уровень подготовки и самое лучшее вооружение делают их грозной силой. Это телохранители короля и если в бою владыка Бурзумхейма попадет в кольцо врага, они будут сражаться до последнего человека, лишь бы не допустить его плена. Кандидат в Белые Волки должен обладать безупречной родословной и прекрасными физическими данными. Во многом для произведения внешнего эффекта не берут тех, кто ниже шести футов. Название свое получили за то, что поверх лат носят шкуры белых волков. Для поддержания гвардейцев «в тонусе» что бы каждый из них оставался натренированной «машиной войны» их регулярно сводят на арене с приговоренными преступниками или пленными для боя насмерть, причем противнику иногда дают лучшее оружие.


Несмотря на общую закрытость страны в армии имеется достаточно большое количество наемников, как правило из Тейчтума, варварских племен Мидгарда и иногда унгрийцы.


Податное население может выставить некоторое количество пехоты и легкой конницы, но право носить оружие имеют совсем немногие его представители.

Культура и бытПравить

Двор Варгатрона не отличается излишней роскошью, хотя показная скромность не приветствуется так же как и роскошь. Бурзумхеймцы склонны к некоторому аскетизму в быту, не потому что не знают что такое вкусное вино или кулинарные изыски, а потому что этика «воинов Волчьего Трона» не приветствует излишества. Впрочем, на практике это нарушается сплошь и рядом. Уровень культуры весьма высок – подавляющее большинство знати не просто грамотно, но и начитано, существует большой пласт отличной литературы (которая несмотря на некоторое однообразие – сплошь батального характера – любима и почитаема грамотными бурзумхеймцами), развита историография (есть специальные придворные историки), ценятся красивые вещи, выразительная живопись и тп. Музыка которую любят слушать при дворе отличается от всего что принято, например, в Империи мрачной, минорной атмосферой и необычно резким звучанием струнных. Среди простолюдинов популярны простые баллады на излюбленную бурзумхеймцами героическую тематику и неминуемый в любом самом «суровом» обществе «низовой» грубый юмор. Бурзумхеймцам свойственны все те же чувства, что любым другим людям, но они склонны скрывать их. Женятся они, как правило, по соображениям целесообразности, хотя конечно это не исключает того, что некоторые супруги любят друг друга. Детей не балуют совершенно и лет в 10 отсылают их к дальним родственникам (даже у простолюдинов в другую общину), где в условиях жесткой муштры и формируется характер будущего воина Волчьего Трона. Женщины пользуются довольно широкими правами, и некоторые наследуют родительские титулы, бывают правительницами. Семьи не слишком большие – редко у пары больше трех-четырех детей.

Облик.Править

Благодаря заботе о «чистоте крови» бурзумхеймцы сохранили свой своеобразный облик. Многочисленность спасает их от вырождения, но все же запрет на браки с представителями других наций законсервировал их тип. Они, как правило, высокого роста, и не слишком широки в кости, не склонны к полноте. Как исключение, может встретиться невысокий и грузный человек, но в подавляющем большинстве бурзумхеймцы все же высоки и худощавы. Постоянные воинские упражнения не дают им потерять форму до преклонного возраста. У них очень светлые, до белизны волосы и, как правило, светло-серые или голубые (реже зеленые) глаза. Черты лица прямые, лица почти всегда узкие, вытянутые. Представители тех знатных родов, в ком много полярианской крови обладают часто утрированно-острыми чертами лица, у них чрезвычайно длинные пальцы рук и они существенно выше ростом. Женщины Бурзумхейма в большинстве своем обладают привлекательной, но редко броско-красивой внешностью. Если они не погибают на своих многочисленных войнах, то благодаря умеренности в привычках и частице полярианской крови могут жить очень долго по сравнению с другими нациями, но не настолько что бы это выходило за рамки обычной человеческой жизни. Иными словами многие доживают до 70-80, но планку в век и более одолевают лишь отдельные долгожители, как правило, имеющие в предках полярианцев.

Религия и магия.Править

Основа веры Бурзумхейма- своеобразная смесь культов Древних с условно «скандинавским» язычеством. На Островах в основном почитают богов Хаоса, тогда как на материке люди больше склоняются к мидгардскому пантеону, из которого, тоже позаимствовали наиболее мрачных богов, сопричтенных к пантеону Хаоса. Так змей Иоргмунганд считается порождением Великой Гидры.

Больше поклонников Хаоса среди знати, простолюдинам ближе Вотан и другие божества Мидгарда. В Бурзумхейме они, прибрели особо брутальный вид - Водана тут называют, Бельверком «Злодеем», представляя его как Дикого Охотника, что наряду с другими божествами откроет в этот мир дорогу Божествам Хаоса.

Проклинаемый в Мидгарде Локи, считается в Бурзумхейме одной из ипостасей Бельверка, большим почитанием пользуется и его дочь Хель, богиня смерти.

Среди Древних Богов наибольшим почитанием на Островах пользуются Дагон-Эгир, Гидра, Тсатхоггуа и Ктулху ( которого стараются лишний раз не называть по имени). На материке - Шуб-Ниггурат и Черный Посланник ( на юге известный как Нийярлатотеп). Иногда Локи отождествляют с ним, а не с Вотаном-Бельверком. Религия Бурзумхейма требует постоянных человеческих жертв - вне зависимости приносятся они богам Хаоса или «скандинавским» богам. Формы принесения жертв весьма разнообразны, но чаще всего встречается повешение или утопление в болоте, нередко так же и скармливание людей предназначенных в жертву различных хищникам. Прежде было нередко и ритуальное самоубийство, принесение в жертву самого себя (как правило, что бы поспособствовать успеху какого-то общего дела), но сейчас это осталось больше в легендах. Само по себе поклонение могущественным силам, лишенным морали способствует крайне мрачному взгляду на мир, переходящему в презрение, равнодушие к жизни, которые во многом и вызывают равнодушие к смерти.

Почти все жители Бурзумхейма в большей или меньшей степени обладают «экстрасенсорными» способностями, но у большинства они в зачатке, на уровне слишком развитой интуиции или хаотических видений будущего, иногда – способностей к гипнозу. Те представители знати, кто происходят от полярианцев и культивируют (с помощью браков с другими «экстрасенсами») эти способности обладают достаточной силой, что бы их считали «магами», хотя вся их магия исключительно ментального свойства. Некоторые интересуются «настоящей» магией, о которой много рассказывается в легендах, для чего предпринимают опасные экспедиции на крайний Север.

Впрочем, до Гарма и Риссы Морри’Кан ни у кого не получалось добиться здесь существенных успехов.

Текущая ситуация.Править

После унгрийского вторжения, когда Бурзумхейм в первый раз за многие сотни лет оказался вынужден отражать нападение на свою территорию, Бурзумхейм взял реванш, нанеся ответный удар в сердце Унгрии. Несколько провинций были опустошены, а другие захвачены, огромное количество пленных уведено в рабство, много унгрийцев было показательно перебито. Но вопреки ожиданиям это не сломило сопротивления, и под ногами захватчиков начала «гореть земля», восстание охватило и сельские местности и города, и через почти десять лет войны на истощение сил, бурзумхеймцы вынуждены были уйти. Все эти годы Империя почти неприкрыто поддерживала унгрийцев деньгами и оружием. Это было первое поражение в истории Бурзумхейма. Неминуемо было то, что первое поражение вызвало и первый бунт против королевской власти. Несколько баронов с Островов виня короля в предательстве идеалов старого Бурзумхейма, решились на переворот. Проигравший войну Магнус был убит, но большинство заговорщиков изрубили на куски Белые Волки.

Возглавлявшие заговор принц Гарм и барон Хресвельг очень скоро обратили оружие друг против друга. Они склонялись к тому, что бы попросту разделить страну – Гарм получал бы Острова, а Хресвельг континентальную часть.

Но бывший капитан Белых Волков Торвальд поднял восстание именем восстановления прежней династии, потом права на престол предъявили еще несколько аристократов. Началась гражданская война, в которую поспешили вмешаться все соседи, которым Бурзумхейм столетия внушал страх. Везде в стране вспыхнули восстания сервов, которые, мстя за сотни лет угнетения, громили замки своих господ. Столица трижды переходила из рук в руки, заключались и распадались союзы.

В конце концов, выиграв с помощью мидгардских наемников решающую битву, верх взял принц с Островов Гарм Разрушитель.

Хресвельга он пленил, и заточил в темницу, Торвальд бежал в Империю, прочих же «ложных королей» Гарм собственноручно казнил. Несколько лет Гарм потратил на наведение порядка в стране, а когда, наконец воцарился мир, перед Гармом лежал совсем иной Бурзумхейм, чем тот, в котором он родился. Прежде закрытая от всего мира, страна теперь полнилась наемниками, авантюристами и искателями приключений со всего мира. Среди них были и солдаты удачи, и пройдохи-банкиры, и агенты влияния всех стран света. В свою очередь многие бурзумхеймцы оказались в изгнании, а теперь вернулись с новыми знаниями о мире. Было убито множество знатнейших людей, чьи родословные шли от рыцарей Варга, но возвысились другие. Сервам удалось завоевать незначительные, но все же права. Теперь они могли взывать к королевскому правосудию. Было сожжено множество селений, разрушено хозяйство, на ристалищах Варгатрона выросла трава, то там, то здесь хозяйничали банды грабителей и мародеров. Но вместе с тем силы страны не были подорваны окончательно. Казалось, война освежила начавшую застаиваться кровь Бурзумхейма. Прошло меньше десяти лет после окончания усобицы, когда Гарм решил воплотить почти забытый завет первых королей Бурзумхейма. Весь мир должен принадлежать Трону Волка. После унгрийской катастрофы и нескольких лет смуты воинственный дух наследников Поляриса не угас, а напротив, усилился. Уязвленные поражением, считавшие себя величайшими воинами на свете, рыцари Бурзумхейма требовали реванша и уже видели перед собой груды добычи, вереницы новых рабов, страх в глазах стоящих на коленях, сложивших мечи воинов прочих королевств.

Отчасти под давлением этих настроений, а отчасти исходя из собственной мегаломании, Гарм начал завоевательные походы.

Восточная война.Править

Гарм только начал обустраивать страну, когда на горизонте возникла новая угроза - заклятые враги Полярной Империи, славские государства Гардарика и Биармия, заключили союз с княжеством Унтамолой.

Душой этого союза был володарь Гардарики Пирегаст - фанатичный приверженец солнечного бога Хорса, он всей душой ненавидел северную «империю зла».

Князь Буривой - владыка островной Биармии, ненавидел Бурзумхейм не меньше, хотя в основе его чувства лежали более прозаические причины - вечная застарелая вражда между славами и бурзумхеймцами.

Унтамола не была заклятым врагом Империи, но и она примкнула к коалиции, опасаясь, того, что когда Бурзумхейм окрепнет он начнет войны в том числе и на востоке - об амбициях новопровозглашенного императора всем было хорошо известно.

Союзники недооценили врага. Получив с помощью шпионов информацию и готовящемся союзе Гарм вторгся первым в Унтамолу. В двух сражениях армия страны была разбита и страна вновь признала власть Бурзумхейма.

Гарм не стал обрекать страну на поток и разорение. Был заключен союз-уния, и князь Миндовг стал побратимом Гарма, разделив с ним власть над Севером. Все это произошло так быстро, что славские союзники даже не успели вовремя узнать о предательстве Унтамолы.

Также они не ожидали, что Бурзумхеймские войска совместно с новоиспеченными союзниками пройдут сквозь Сааремскую Пустошь и окажутся у самых границ Гардарики. Основные силы страны в то время были сконцентрированы на западе рядом с Бурзумхеймом. Одним молниеносным ударом войска полярной империи захватили и разграбили столицу Хорград, после чего повернули к Западу. Зажатый в клещи между двумя бурзумхеймскими армиями, володарь Пирегаст был разбит, попал в плен и был принесен в жертву.

Гардарика фактически вновь распалась на княжества и вольные города, надолго выпав из списка угроз Бурзумхейму.

В это же время флот империи, возглавляемый лично Гармом разбил биармийцев, после чего бурузумхеймцы высадились на островах. Столица Биармии была сожжена и разрушена, в самой стране был устроен форменный геноцид, князь Буривой был убит и Гарм публично сожрал сердце и печень врага.

И так угроза с Востока была на долгое время ликвидирована - Унтамола стала союзником Гарма и вошла в Северную Лигу, а славские государства вообще на какое-то время выпали из большой политики. Теперь у Гарма были развязаны руки для того, чтобы начать большую войну на Западе.