ФЭНДОМ


Пелерум - древнейшее государство Арка.

Пелерум – древнейшее государство Арка и история его насчитывает около трех тысяч лет. Правда скептики утверждают, что воинственные полисы, что в Допотопные времена существовали в тени двух грозных магических держав, обширная империя времен Ивария и существующая к настоящему времени небольшая теократия, вся пребывающая в прошлом, имеют между собой мало общего.

Однако традиция приписывает Пелеруму непрерывную историю, в ходе которой это уникальное государство несло через века факел человеческой цивилизации.

«В тени Змея и Волка».

Первые упоминания о пелерах как о непокорных, воинственных варварах с юго-востоке встречаются в хрониках Поляриса. Вечное полярианское высокомерие применительно ко всем народам сохраняет в хрониках полную силу, но хронисты вынуждены скрепя сердце признать, что грозным владыкам Полярной Империи так и не удалось покорить небольшую гористую страну на юго-востоке, которую они именуют то Пелер, то Пелла, то Пелеус. Из этих отрывочных источников можно сделать вывод, что древние пелеры были воинственным народом, разделенным на множество небольших городов-государств, управлявшихся каждое своими вождями. История сохранило мало имен и упоминаний о конкретных событиях, относящихся к тому времени.

Для самих пелеров позднего времени эпоха «в тени Змея и Волка» стала легендарной, к ней отнесли события, происходящие в эпических поэмах и героических легендах, коими так богата пелерская культура. Часть этих имен и событий несомненно исторические, но частью они относятся к преданиям и патриотическим мифам. Во всяком случае, картина ожесточенного, тянущегося столетия противостояния с двумя «империями зла», которое переживала единая нация пелеров, грешит передержками, известно, что пелеры древности служили наемниками то в Эребии, то в Полярисе, много и жестоко воевали друг с другом, прибегая  к помощи сопредельных варварских племен и магических держав.

Однако не подлежит сомнению, что пелеры сумели не только выжить во враждебном окружении, но и сохранить свою самостоятельность, а потом и вовсе стать важными игроками на политической арене.

Когда Потоп стер с лица земли «погрязшую в мерзости» Эребию, и низвел Полярис до островного государства, пелеры отбились от нападений с моря и суши, которые предприняли осколки некогда могучих магических держав.

«Остров в океане Хаоса».

Согласно Пелерской традиции после краха колдовских империй мир был охвачен хаосом, люди впали в массовое безумие, всюду царили жестокость, людоедство и поклонение кровавым богам Хаоса, а природные катаклизмы вызывали недород, голод, чуму и другие напасти. С Запада и Востока пришли племена варваров, пировавших на руинах древних государств.

Среди всеобщего запустения и падения нравов Пелерум один только сохранил разумное управление, сильную регулярную армию и так наступил золотой век государства.

При всей патетичности такого описания, примерно две сотни лет, последовавших за Потопом вполне подходят под название Пир Хаоса и Темные Века.

К моменту возникновения единого пелерского государства, «легендарные» полисные нравы и обычаи остались в прошлом и только общие боги да героические предания старины связывали бесчисленные города-государства и монолитную империю с очень сильным теократическим началом.

Начав с обороны своей исконной территории – небольшого гористого полуострова Пелла от варваров и осколков исчезнувших империй, Пелерум три сотни лет непрерывно одерживал победы, раздвигая свои границы, включая в себя все новые земли и народы.

История, становящаяся все более подробной и внятной в деталях, помнит победы над «племенами моря» (очевидно гипербореями с Востока), над кангарами Великой Степи, над пост-эребийскими деспотиями, над «людьми крови» и другими врагами. Возможно, хроники и упускают поражения, которые терпели пелеры, но так или иначе, Пелерум непрерывно расширялся и усиливал свое влияние в мире.

Для окружающих народов Пелерум с его развитым государственным управлением, высоким уровнем жизни и культуры, могучими регулярными армиями, грандиозной архитектурой, тщательно выстроенным, пышным, но внятным религиозным культом, был идеалом, точкой отчета, на которую они равнялись.

История сохранила немало историй об эромских, кангарских или славских правителях, старавшихся придать своим примитивным государствам хотя бы внешние черты блестящего Пелерума.

К моменту появления на арене истории Бурзумхейма и Ултара, наследовавших Полярису и Эребии, Пелерум был мощной державой, и это позволило ему пережить и экспансию новых магических держав, и грандиозные переселения народов, вызванные Второй Катастрофой.

Правление Ивария считается золотым веком Старого Пелерума. Император этот, происходивший из простолюдинов и начавший восхождение к власти со службы рядовым солдатом, сумел отразить атаку северян, урегулировал отношения с кангарскими кочевниками, сделал союзниками империи славские племена северо-востока. Так же на его правление пришелся расцвет наук, искусств  и ремесел, а о благосостоянии, которое царило в те времена, потом столетиями ходили преувеличенные легенды.

Иварий был убит в результате дворцового заговора, и его смерть послужила символическим началом  эпохи упадка.

«Эпоха грошовых императоров».

Упадок пришел к Пелеруму не с вражескими войсками, а изнутри, из самой его государственной структуры. Абсолютистская монархия, лишенная династии, в которой император выбирался армией и провозглашался земным воплощением бога Зевса, оказалась удобной формой правления в эпоху непрерывных войн, потому что на трон обычно восходили прославленные полководцы, люди сильные и одаренные. Но с наступлением эпохи относительного мира на границах (врагов, достаточно сильных, что бы угрожать существованию Пелерума не было, а с пограничными конфликтами войска империи справлялись) воцарилась эпоха дворцовых переворотов, которые очень скоро переросли в настоящие войны за трон, которые вели сановники Пелерума.

«Век грошовых императоров» помнит ужасающие преступления и проявления самых низменных черт человеческой натуры. О нравах царивших в то время в столице говорили, что разгулом страстей они превысили даже безумие, которое охватило Эребию. Поклонение богам Хаоса, постоянные кровопролитные стычки, изощренные казни, полное забвение старинных обычаев характеризовали эпоху.

Хотя есть основания считать, что описания ужасов царивших в Пелеруме «грошовых императоров» преувеличены позднейшими религиозными хронистами, упоминания об этих вещах встречаются и в более объективных иностранных источниках.

За двести лет последовавших после гибели Ивария на престоле сменилось около сорока правителей, большая часть из которых были совершенно случайными людьми. Экономика страны, разоренной войнами агонизировала, а часть городов, переживших вторжения множества внешних врагов, лежали в руинах после кровопролитных штурмов, которые устраивали враждующие за трон полководцы Пелерума.

В условиях надвигающегося краха все больше силы при дворе забирали варвары, славы и кангары, которые начинали претендовать на главенствующее положение в Империи.

Однако вторжение из Пустоши, которое устроили иаджудж способствовало возрождению Пелерума. Разбив страшного врага, пелеры на время позабыли раздоры. Хотя влияние чужестранцев оставалось сильным, очень скоро древняя, но сильная и красочная культура Пелерума поглотила их, и потомки славских и унгрийских вождей стали по образу жизни и религии настоящими пелерами. С другой стороны вчерашние варвары, ставшие военачальниками, правителями областей, рядовыми воинами и земледельцами Пелерума принесли в его жизнь свои обычаи.

С воцарения династии Афобов (изначально Храбры, род славского происхождения) принято отчитывать новый период в истории Пелерума.

«Под скипетром Бесстрашных».

Основатель династии Афобов в прошлом звался Крил и происходил из славского племени. Но он начал службу в армии Пелерума еще подростком, и к тридцати годам был большим пелером, чем многие урожденные жители империи, впитав в себя обычаи, веру и образ жизни своей новой родины. Научившийся читать и писать на нескольких языках, красноречивый, обаятельный, Крил был героем войны с иаджудж, отличным бойцом и любимым в войсках командиром. Потому его провозглашение императором выглядело ожидаемым, почти будничным.

Не будничным оказалось то, что Крил положил начало династии, которая правила больше двухсот лет, и с которой началось возрождение обновленного Пелерума.